Портал
 

Поиск

 

Проверка орфографии

Система Orphus

Восставшие из безвестности

Известно, что в годы Великой Отечественной войны на фронт было призвано свыше сорока тысяч жителей Дмитровского (в те годы Дмитровского, Коммунистического и частично Краснопоянского) района. Более трети из них, около 15 000 человек, не вернулись с полей сражений. Причем значительная часть этого мартиролога – воины, по сию пору числящиеся пропавшими без вести.

Но в последние годы, благодаря обнародованию документов из фондов Центрального архив Министерства обороны РФ и Российского государственного военного архива, удается все-таки установить судьбу некоторых из без вести пропавших. Недавно сотрудники Дмитровской рабочей группы Книги Памяти Московской области сумели таким образом вернуть из безвестности имена двух наших земляков, чья военная судьба обрывалась стандартным «пропал без вести». А также установить место их упокоения.

Итак, Горошин Иван Васильевич, 1901 года рождения, уроженец деревни Сихнево Дмитровского района Московской области. Летом 1941 года был призван в ряды Красной Армии Дмитровским райвоенкоматом. Воевал в составе 933-го полка связи.

Со 2-го октября 1941 года и до недавнего времени красноармеец Горошин И.В. числился пропавшим без вести. Также и в Книге памяти Московской области (т. 4, ч. 1, стр. 136) он увековечен как пропавший без вести.

Однако, согласно вновь обнародованным документам ЦАМО, 2.10.1941 г. он был захвачен в плен и переправлен в Германию в лагерь военнопленных шталаг 321 XI D Эрбке/ Бад Фаллингбостель в Нижней Саксонии в 50 километрах на юго-восток от города Бремена. Последние партии военнопленных прибыли в этот лагерь 16 октября и 23 октября 1941 года из Минска. В ноябре в лагере находилось примерно 14 000 военнопленных. 1 декабря 1941 года часть военнопленных была переведена или передана для учета в шталаг XI B, Фаллингбостель.

С ноября 1941 по февраль 1942 лагерь был изолирован из-за эпидемии сыпного тифа. За это время 12 000 военнопленных умерли от голода, холода и болезней. Именно в эти дни, 23 декабря 1941 г., согласно лагерной персональной карте (ЦАМО, ф. 58, оп. 977521, д. 1575, л. 92) Горошин Иван Васильевич скончался от тифа. Похоронен на кладбище шталага 321 (XI D), Эрбке, где всего захоронено 30 094 умерших советских военнопленных. Около 3500 оставшихся в живых военнопленных в апреле 1945 были освобождены британскими войсками. 

Гущин Николай Александрович, 1914 года рождения, уроженец деревни Гатиха Камешковского района Ивановской области. 28 июня 1941 года был призван в ряды РККА Дмитровским райвоенкоматом. Служил в 7-й роте 3-го батальона 411-го стрелкового полка 110-й стрелковой дивизии. Воинское звание – сержант. Согласно Книге памяти Московской области (т. 4, ч. 1, стр. 150) числился пропавшим без вести с 25 июля 1941 года.

На самом деле, согласной недавно обнародованной лагерной карте (ЦАМО, ф. 58, оп. 977529, д. 07, л. 293) сержант Гущин Н.А. в ходе бое по обороне Могилева был 25.07.1941 захвачен в плен и направлен в Польшу в лагерь военнопленных шталаг 307 в крепости г. Демблин в пятидесяти километрах на северо-запад от г. Люлин. Согласно этой же карте Гущин Н.А. скончался от крупозного воспаления легких 9 октября 1941 года. Захоронен в крепостном рву.

Надо отметить, Демблинский шталаг отличался особенно жестокими и бесчеловечными условиями содержания военнопленных. Он был организован гитлеровцами еще летом 1941 года и просуществовал до второй половины 1944 года. В период с 1941-го до второй половины 1943 года здесь было уничтожено от 80 до 100 тысяч советских воинов.

Ежедневный рацион пиши военнопленных состоял из 100— 150 граммов хлеба, супа из гнилой брюквы или гнилого картофеля и «кофе» без сахара. «Хлеб» состоял на 20—30% из муки, остальная часть — молотая солома, трава, древесная мука и картофельная шелуха.

Добавляемая в «хлеб» соль состояла, как показал анализ, на 27% из пыли, песка и камешков. Терзаемые ужасным голодом, военнопленные поедали траву, кору и листву деревьев на всей территории лагеря, копались в навозе, подбирали гнилые кухонные отбросы. Гитлеровцы с наслаждением фотографировали эти потрясающие сцены. Но больше всего пленные традали из-за недостатка питьевой воды. На десятки тысяч пленных был всего один колодец.

Независимо от истребления советских военнопленных путем создания для них нечеловеческих условий существования много пленных погибло от пуль охраны. Экзекуции были как массовые, так и индивидуальные.

Гитлеровцы бросали трупы в огромный крепостной ров глубиной 6 метров и протяженностью около 7000 метров, проходивший вдоль узкоколейки, по которой подвозили трупы. Ров был заполнен трупами до самых краев: они лежали в 7—8 рядов плотной массой, спрессованной тяжестью двухметровой земляной насыпи, которую заставили сделать пленных.

После истребления основной массы советских пленных в 1941 — 1942 годах часть людей была вывезена в Германию. Около 2—3 тысяч пленных оставалось в этом лагере до второй половины 1943 года. После отправки последних советских военнопленных в лагере Демблин разместили пленных итальянцев.

В настоящее время погибшие в Демблинском шталаге военнопленные покоятся в двух братских могилах на территории г. Демблин.